21 июня 2013

НАРОДНЫЙ ПОЭТ ДАГЕСТАНА

Алим Кешоков

«На берегу седого Каспия, на орлиных крыльях тысячелетних гор, живут и трудятся народы Дагестана, говорящие более чем на тридцати языках»,– пишет о своей родине Расул Гамзатов.

Дагестан – страна суровых контрастов, страна величественных гор, опоясанных причудливыми петлями дорог, глубоких ущелий омываемых бурными реками, край цветущих виноградников и безводных пустынь. Здесь, во взнесенных на крутую скалу аулах, из поколения в поколение слагали певцы гор свои мужественные песни о народных героях, о стремлении горцев к свободе, их самоотверженности в борьбе с врагами, верности и дружбе, о тяжком труде.

Эти героические песни и легенды были живой поэтической народов Дагестана, наконец, дала им письменность, которой не знали горские народы на протяжении вековой истории.

Неистребимое жизнелюбие побуждало горцев Дагестана в прошлом охранять входы в ущелья несокрушимыми каменными крепостями. Под сенью одной из таких крепостей родился в 1923 году в семье народного поэта Дагестана Гамзата Цадаса Расул Гамзатов. Ко времени его рождения кинжал перестал быть оружием и превратился в украшение национальной одежды, а Хунзахская крепость уже не охраняет вход в ущелье от завоевателей – в ней открылась школа, куда с новым и непривычным для горцев оружием в руке – букварем на родном аварском языке – ходили дети.

На Кавказе, особенно у горцев Дагестана, счастливым отцом считается тот, кто передал свое боевое оружие достойному сыну, способному постоять не только за себя, но и за народ, продолжать традиции своего рода. Отец Расула был поистине счастливым человеком, потому что более достойного сына, которому он мог бы доверить свое оружие, трудно было представить.

С молоком матери Расул впитал любовь к очагу родимой сакли, к каменным громадам скал, обступившим горное селение, с малых лет он был приучен уважать и ценить мудрое народное слово.

Расул рано начал писать стихи – в одиннадцатилетнем возрасте, но отец его, Гамзат Цадаса, не сразу узнал, что в его сакле набирает силы будущий большой поэт, для которого пределы Дагестана будут тесны.

Старик Гамзат писал стихи на двух языках: стихи для печати на аварском языке, а для себя (это были большей частью любовные стихи) – на арабском, для того, чтобы сыновья не читали их. Быть может, эти стихи были тайной, которую свято хранили отец и мать?

В школе, где учился Расул, и учителю, и ученикам хотелось узнать от сына известного поэта, какие новые стихи написал его отец. И мальчик часто читал им стихи отца. Влияние отца не могло пройти для него бесследно, стихи стали потребностью юной души, поэзия проникла в сердце, и достаточно было небольшого потрясения детского воображения, чтобы пробился на поверхность новый, еще неизвестный родник.

В аул Цада за больным горцем однажды прилетел самолет. Поднявшись над хребтами гор, за облака, этот самолет, словно могучий орел из горской легенды, привел в трепет впечатлительную душу юного Расула, и впервые рука будущего поэта взялась за перо. Так возникло первое стихотворение, открылся новый ручей, была проведена первая борозда.

Но разве товарищи по школе, тем более учитель, поверят, что одиннадцатилетний мальчик пишет стихи? Выход найден! Расул приносит в школу свои стихи вперемешку с отцовскими стихами и выдает их за незаконченные произведения Гамзата Цадаса. Но понадобилось, конечно, много времени для того, чтобы ранние опыты юноши приобрели настоящую художественную силу, идейную зрелость.

В 1940 году Расул заканчивает педагогическое училище в Буйнакске и возвращается в Хунзахскую крепость, чтобы преподавать в местной школе. Через год он оставляет педагогическую работу и становится актером в аварском театре. Переезды из аула в аул с национальным театром, работа над сценическими образами дополняли поэтическое воображение Расула, ставшего к этому времени уже режиссером. Но и это не удовлетворяет его. Он переходит в газету, как бы нащупывая путь, по которому ему суждено идти в жизнь.

Этот путь более ясно определяется, когда в 1943 году Расул Гамзатов издал свою первую книгу стихов «Горячая любовь и жгучая ненависть». В ней были и любовь к горам, к Советской Родине, и ненависть к врагам, в борьбе с которыми на фронтах Отечественной войны погибли два старших брата поэта. Пусть этим стихам недоставало еще зрелости, мастерства, но здесь угадывалась уже суть поэзии Расула. Эту книгу можно сравнить с журчанием чистого и звонкого ручья на фоне грохота горных обвалов, с новым инструментом, которого не хватало в оркестре и который, будучи найден, забил, как чистый родник у истоков водопада, образуя с ним реку, несущую свои воды в большое море.

За первым сборником последовал второй. В нем, как и в первом, еще чувствовался недостаток поэтической культуры. Расул едет учиться в Москву. Москва поразила воображение молодого горца не менее, чем самолет, приземлившийся возле его аула.

В Московском литературном институте имени Горького Расул нашел друзей, которые не только полюбили его талант, веселый нрав и отзывчивость, но и помогли ему приобщиться к сокровищнице русской литературы.

Русская поэзия расширила его поэтический кругозор, научила его чувствовать глубже, тоньше и писать реалистичней. Общение с лучшими писателями и поэтами советской литературы – Фадеевым, Тихоновым, Твардовским, споры с товарищами на творческих семинарах и в институтском общежитии, как сам Гамзатов пишет в своей биографии, открыли ему неведомые до того тайны поэзии.

В прошлом у горцев Кавказа бытовал обычай – отдавать мальчиков, обнаруживших талант умельца, в учение лучшему мастеру. Хорошему ученику разрешалось продолжать традиции учителя и передавать их будущему ученику. И чтобы полностью оценить глубокий смысл этого обычая, интересно вспомнить, что у дагестанцев днем рождения или совершеннолетия юноши считается день, когда он впервые сумеет оседлать коня или выполнить то или другое поручение старших.

Литературный институт стал для Гамзатова необходимой школой мастерства. Большое значение для поэта имело также то, что он нашел в Москве переводчиков. Они поняли строй мысли и чувства, разгадали его манеру письма – это было счастливое соединение двух металлов, которое дает благородный сплав. На языке горцев это означало: всадник обрел крылья.

Расул Гамзатов вносит в аварскую поэзию новое содержание. Не воспевание лишь храбрости мужчин и безудержное нагромождение бурок и кинжалов при описании жизни горцев, не выспренное перечисление внешних красот Кавказа, а поиски ярких примет нового в нашей действительности и нового лирического героя – вот что волнует его как поэта. Внутренний мир свободного человека, содружество народов, преобразования в быту горцев, на поле, в школе, в трудовом коллективе, становятся предметом лирического раздумья поэта.

Новое содержание потребовало ломки традиционных форм стиха, ибо рамки старинных горских песен, силлабических стихов с их аллитерацией, созвучием слогов внутри строк, вместо рифмы в обычном ее понимании, оказались недостаточно гибкими и современными. Черпая из богатейшего источника русских поэтических форм и отказываясь от излишеств многословной риторики, Расул Гамзатов продолжает оставаться глубоко национальным поэтом с богатым метафоричным языком, насыщенным национальными обрядами и красками.

Именно горячая сыновья любовь Расула Гамзатова к родному Дагестану, к его быту, природе и новой жизни – неиссякаемый источник эмоционального наполнения его поэтического слова. Однако поэзия Расула Гамзатова достигла той зрелости и широты, что она как бы стала выражением самой народной сути.

Будучи поэтом одной из национальностей Дагестана – аварской, Расул Гамзатов говорит не только от имени своего народа, но и от братской семьи народов Дагестана и всего Советского Союза, и в то же время не теряя черт характера своего родного народа.

В своем творчестве он развивает прекрасное наследие аварского лирика Махмуда и сатирика Гамзата Цадаса, воспринимая одновременно благотворное влияние русской поэзии от Пушкина, Лермонтова, Некрасова до лучших поэтов современности. Но Расул Гамзатов спорит с лириком прошлого Махмудом, воспевшим несчастную любовь. Любовь героев Расула – счастливое, разделенное чувство, и в этом тоже знамение времени, которое славит поэт. Своеобразие и обаяние творчества Расула Гамзатова составляют неповторимое соединение в поэтической речи его произведений элементов взволнованного лиризма и лукавой иронии, порой доходящей до сарказма.

Творческая судьба Расула Гамзатова сложилась счастливо – за короткий срок молодой аварский поэт встал в ряд виднейших представителей современной советской поэзии, стихи и поэмы его приобрели широкую известность.

«Тост», «Русскому товарищу», «Вера Васильевна», цикл, посвященный памяти Гамзата Цадаса, стихи о Грузии, Армении, Азербайджане волнуют гордой гражданственностью, надолго запоминаются как поэтическое свидетельство новых, социалистических отношений народов.

Эпические произведения Расула Гамзатова такие, как «Родина горца», «Разговор с отцом», «Солдаты России», «В горах мое сердце» и другие, свидетельствуют о высокой поэтической культуре, отличаются глубиной содержания и чеканным совершенством формы, напоминающим знаменитые кубачинские ювелирные изделия дагестанских мастеров-волшебников.

Живя чувствами и мыслями своего народа, всей страны, Расул Гамзатов горячо и убежденно утверждает в своих произведениях дружбу и братство всех народов мира, к поэтому значение его поэзии выходит далеко за пределы нашей страны. В стихотворении «Тост» устами тамады Дагестана поэт так выражает это чувство братства советского человека:
За то, чтоб в мире было вдоволь хлеба,
Чтоб жили все и в дружбе, и в тепле.
Всем людям хватит места на земле,
Как волнам моря и как звездам неба.
(Р. Гамзатов. Тост. Фрагмент. Перевод Н. Гребнева)

Смысл этого тоста в наши дни понятен всем народам – и американскому шахтеру, и французскому крестьянину, и скотоводу монголу.

И верный своим убеждениям, горец Расул, народ которого в прошлом познал горечь одиночества и порабощения, по зову сердца отправляется в далекую Индию, чтобы с гирляндой цветов на груди шагать в международной колонне демонстрации защитников мира.

Этот акт поэта-гражданина – представителя аварского народа – становится символом дружбы и братства народов, символом новых веяний времени, объединяющих людей доброй воли земного шара в борьбе за мир и счастливое будущее всего человечества.
1960 год

Кешоков, А. Народный поэт Дагестана [Текст]// Слово о Расуле Гамзатове.- Махачкала: Дагкнигоиздат, 1973.- С. 153-158.

Алим Пшемахович Кешоков (1914-2001) - народный поэт Кабардино-Балкарской АССР, Герой Социалистического Труда

Комментариев нет:

Отправка комментария