27 августа 2018

ПОЭЗИЯ РАСУЛА ГАМЗАТОВА. ВЕСЬ В КЛИКАХ ЖУРАВЛЕЙ

Айгуль Кемелбаева

Среди песен о войне в моей детской памяти особняком стоит песня «Журавли» Яна Френкеля в великолепном исполнении Марка Бернеса. От имени автора текста этой песни, известного поэта Расула Гамзатова на меня, тогда еще школьницу, веяло теплотой и родственностью. Я подсознательно считала Расула Гамзатова близким человеком благодаря мусульманскому звучанию имени. Расул – одно из имен пророка Мухаммеда и казахских сыновей тоже называют Расулами.

Мне кажется порою, что джигиты,
С кровавых не пришедшие полей,
В могилах братских не были зарыты,
А превратились в белых журавлей...

Поэт сразу начинает с высоты, и его скорбный взгляд устремлен в вечность. Он оторван от земли, а небеса завораживают его особым сиянием, чуть ли не магическим, божественным откровением. Здесь поэт подобен пророку, чьи уста глаголят нам непостижимую истину бытия. Поэтому с первых же строк читатель эту исповедь высокой души воспринимает также скорбно-покорным и божественным видом. Тут невольно вспоминается зарождение на заре классической литературы жанра трагедии. Этот самый поэтический и высочайший жанр искусства предполагал катарсис, то есть очищение души через страдания. Расула Гамзатова, поэта из далекого высокогорного аула солнечного Дагестана, можно поставить в ряд античных авторов, таких, как Эсхил, Эврипид, Софокл, Гомер. «Высокий муж» – так говорили про них с древности. Золотым мостом и связующим звеном антики и нового времени был Иоганн Вольфганг Гете, внедривший понятия «Высокий поэт» и «Всемирная литература». И с тех пор у земных народов не часто рождались имена достойные этого звания. Расул Гамзатов по воле Всевышнего стал одним из них.

Они до сей поры с времен тех дальних
Летят и подают нам голоса.
Не потому ль так часто и печально
Мы замолкаем, глядя в небеса?

Земля и небо. Человек ходит по земле, совершает земные деяния, но всегда в душе надеется на чудо, глядя в небеса и думая о сокровенном, космическом и вечном. Его душа тоскует по небесам, хотя он не знает, что скрывается там, за облаками. Возможно, человек изначально устроен таким из-за смертной природы своей. В народных песнях тонко и образно раскрываются эти извечные стремленья человека к небесам, вечные противостояния жизни и смерти.

Сегодня предвечернею порою
Я вижу, как в тумане журавли
Летят своим определенным строем,
Как по земле людьми они брели.

Журавли для поэта стали священными. Они предвестники уходящей жизни.

Отлет перелетных птиц происходит в круговороте вечных природных движений из-за земных притяжений. Отлет журавлей идеально реализуется в чисто геометрических соотношениях, в форме клина, на великолепном фоне небесных куполов. На белом свете все явления имеют математическую точность и соразмерность, и это всегда происходят по законам красоты мирозданья.

Клином летают журавли. Как караваны в небе, стаи этих красивых птиц завораживают взгляды людей. И недаром из перелетных птиц лишь журавли в душе ранимых, неврастенических, одаренных людей порождают особенные неоднозначные чувства измерения, невыразимую боль одиночества и невыносимую утрату всего прекрасного на земле: молодости, красоты и любви. Это и есть настоящий сплин, депрессия.

Расул Гамзатов в «Журавлях» так высоко чтит память не только своего родного народа, но и всего людского рода. Это небесный гимн всем павшим воинам всех времен и народов на земле.

Они летят, свершают путь свой длинный
И выкликают чьи-то имена.
Не потому ли с кличем журавлиным
От века речь аварская сходна?

Расул Гамзатов, как он себя называет, «горец, верный Дагестану», находит в журавлиных курлыканьях сходство с родной речью, отзвуки аварского языка. Таким образом, он запечатлел очень кстати здесь имя своего народа «авар». Как известно, в древности упоминания поэтом собственного имени своего рода авторским правом в конце произведения – называли сфрагидой. Сфрагида на греческом языке обозначает «печать». Печать – символ власти. В искусстве печать, по-современному – это бренд, подразумевающий самобытность и уникальность творения. «Владелец дум» – так оценивал и называл себя А.С. Пушкин и это печать!

В своей философской лирике аварский поэт воспевает нравственную силу родной земли и горных вершин Дагестана. Разве надо большего истинному поэту, чем постижение истины и воплощения красоты духовной? Разве не в этом самом заключается высокая цель искусства?!

Птицекрылый караван,
Ты летишь из дальних стран?
Караван поет, курлычет:
«Даге-Даге-Дагестан…».

Возвращаясь к небесному простору в стихотворении «Птицекрылый караван» (перевод Юнны Мориц), Расул Гамзатов произносит название любимой родины четко и ясно.

Клин журавлиный летит над землей,
Вечной землей моего Дагестана.
Весною шлют они привет
Цветам полей, лесов.
И ничего печальней нет,
Чем их осенний зов.
(«Журавли. У них всего две песни есть…», 1967, перевод Л. Дымовой)

Мне сердце проторяет
Тропинку в Дагестан, в родной аул,
И песни гор, как эхо, повторяет,–

пишет поэт, в душе которого образ журавлей никогда не стирается. И он снова и снова возвращается к излюбленной теме и как ребенок любит самозабвенно. Кстати, в книге «Мой Дагестан» Р. Гамзатов спрашивает: «Но разве душа поэта не схожа с душой ребенка?»

Звуки, издающие журавлями, на казахский слух воспринимаются как «курау-курау», и в старину казахи-кочевники лошадиный табун окликали таким же звуком: «курау-курау».

«Тянулись в небе журавли, пронзительно курлыкая, ведь когда-то они учили древнего казаха, пастуха верблюдов, водить караван». Так описала я мировоззрение своего кочевого народа в своем первом рассказе «Конырказ». Именно с этим рассказом я поступила на семинар прозы в 1989 году в московский Литературный институт имени М. Горького. Позже известный писатель Андрей Георгиевич Битов, который вел наш курс, определил жанр моего рассказа как магический реализм.

Летит, летит по небу клин усталый –
Мои друзья былые и родня.
И в их строю есть промежуток малый –
Быть может, это место для меня!

На протяжении всего стихотворения Расул Гамзатов не сходит с небесной высоты. Казалось бы, что земная долина в этот миг поэтического откровения кажется ему тесной.

Люди, люди – высокие звезды,
Долететь бы мне до вас.

Так писал в своем четверостишии он, достойный Омара Хайяма, и здесь опять четко виден мотив космической дали, божественного простора. Но человек рождается и умирает, и так будет вечно продолжаться. Смерть – это постижение божественного порядка и истины. И поэт смирился с этим смыслом жизни. Поэтому голос его не теряет нравственную мощь:

Настанет день, и журавлиной стаей
Я полечу в такой же сизой мгле,
Из-под небес по-птичьи окликая
Всех вас, кого оставил на земле.

Рефрен, мотив сей повторяется как святой стих в священной книге мусульман:

И эти песни журавлей
Везде, в любом краю,
Как песню о судьбе своей,
И я теперь пою.

Почему-то, с античных времен поэты метафизически связаны больше с журавлями и лебедями. Они при смерти поют свою лебединую песню. По преданию, Ивиковы журавли – свидетели убийства певца Ивика и поневоле мстители его, так как внезапное появление на небесах этих птиц вызвало в одном из убийце возглас, разоблачивший виновных. А потом поэты не забыли воспользоваться этим образом:

Парений, слышишь?
Крик вдали,
То Ивиковы журавли.

С немецкого «Ивиковы журавли» на русский язык перевел В.А. Жуковский.

«Не сули журавля в небе, а дай синицу в руки!» – это известная простонародная мудрость.

Иногда в наш странный век, век прагматизма и отсутствия духовности все истинно творческие люди являются в действительности белыми воронами, журавлями-символами, лебедями, чьи последние прощальные песни необычны. Но если искусство будет служить человечеству вечно, то вам от них никогда не уйти!

Лейтмотив стихотворения Расула Гамзатова – тема жизни и смерти, философского размышления о предначертанной заранее судьбе человека в целом. Белый свет мил, жизнь прекрасна, но и смерть красна своей вечной загадкой. Высокая печаль в стихотворении вызывает нечто пафосное, неиссякаемую любовь ко всему живому. Вот что содержит стихотворение «Журавли» Расула Гамзатова, обессмертившее имя поэта!
2013 год

Кемелбаева, А. Поэзия Расула Гамзатова. Весь в кликах журавлей [Электронный ресурс]: Эссе о стихотворении «Журавли» Расула Гамзатовича Гамзатова (1923 – 2003)/ Айгуль Кемелбаева// Блог «Расул Гамзатов: диалог с казахстанским читателем» Национальной академической библиотеки Республики Казахстан.- 2013.

Айгуль Кемелбаева – писатель, литературовед, лауреат Государственной премии «Дарын» Республики Казахстан

Комментариев нет:

Отправка комментария