31 августа 2013

ПОЭТ ИЗ АУЛА ЦАДА

Виктор Панков

Мне хочется бы рассказать о прекрасном поэте моего поколения Расуле Гамзатове, рассказать вовсе не для того, чтобы в очередной статье о его поэзии поклясться (как это иной раз и делают мои товарищи-критики) в любви к национальному колориту стихов и поэм этого талантливого и яркого поэта. Думается, прошла пора заверений и клятв в любви к крупным представителям братских литератур, таким, как Расул Гамзатов. Наступило время говорить о подобных поэтах без всяких скидок на «национальный колорит», которым иногда и ограничивается разговор о таких художниках. По своему таланту и мастерству Расул Гамзатов давно стоит в ряду лучших певцов современности.

Сам факт поразительный: в Дагестане, в республике горных вершин и голубого неба, на земле, которая долгие годы была фактически колонией российского империализма, с нищетой и безграмотностью горцев, как тогда именовали народы этого края,– вот на этой земле сначала появляется сверкающий талантом поэт Гамзат Цадаса, и потом, через несколько десятилетий, входит в поэзию его сын, Расул Гамзатов. И отец и сын – оба народные поэты Дагестана! Оба из аула Цада. Когда это могло быть в аварском ауле, в некогда глухом уголке, затерянном в горах! Вдумайтесь в этот факт, вспомните, что аварцы в царское время не имели собственной литературы, что на их землях хозяйничали князья и царские чиновники, попиравшие человеческое достоинство гордых жителей гор. Только в результате огромнейших социальных преобразований и новых отношений, сложившихся в социалистическое время, мог народ аварский создать свое искусство, свою культуру, выдвинуть из своих рядов певцов-художников: старшего Гамзата, зачинателя аварской поэзии, и молодого, горячего Расула, в тридцать с небольшим лет ставшего поэтом своего народа, всей нашей огромной страны.

В стихах и поэмах Расула Гамзатова щедро рассыпаны алмазные блестки фольклора. Душа народная живет в гамзатовской поэзии, в ее ритмах и метафорах, в мыслях и преданиях, в деталях быта и нравов. Сохраняя национальную основу своего поэтического слова, Расул Гамзатов остается на редкость современным художником; его волнуют живые процессы страны и века. Поэту чужда ограниченность в любом ее виде, в любой форме, его поэзия умная, раздумывающая о современности. Я не собираюсь здесь писать о всей поэзии аварца. Ограничусь одной поэмой Расула Гамзатова – «Горянка», в которой, на мой взгляд, отчетливо выступают некоторые весьма существенные особенности гамзатовского творчества.

Итак, «Горянка». Поэма о судьбе аварской женщины. Нежная, драматическая, грустная и веселая по ритмике и по строю. Широкая и масштабная по теме, по художественному замыслу. Разнообразная по форме стиха. Поэт чувствует себя в долгу перед судьбой аварской женщины. Да и только ли аварской? Он едет в Узбекистан и там раздумывает о женской доле. В Таджикистане бродит по хлопковым полям и тоже думает о том, какую тяжкую ношу несет на своих хрупких плечах женщина-мать, невеста-красавица. Да, в долгу поэты Азии, Кавказа перед женщиной, перед ее судьбой.

В долгу перед каждой слезою,–
А сколько ты слез пролила!
В долгу пред твоею красою,
Что сердцу мужскому мила.
<…>
Пою тебе сердцем влюбленным.
И пусть твой задумчивый взор,
На счастье мое, просветленным
Становится, женщина гор!
(Р. Гамзатов. Горянка. Фрагмент. Перевод Я. Козловского)

Влюбленным сердцем поет о женщине Гамзатов. История, которую поведал автор о горянке, могла бы быть драмой или романом: в ней сильная, напряженная драматургия, в сюжете и характерах, в ритме повествования.

Асият, девушка, которую подружки называют Асей, только что закончила школу. Она собралась идти в жизнь, благословленная на счастье учительницей. Светло на душе у Аси; девичьим чувствам «жилплощадь мала», она выходит в горы, мечтает о любви и счастье. Но роковая судьба ожидает ее. Автор, не скрывая всей напряженности обстановки, дает яркую картину бурных противоречий. Они и в душе девушки. И в страдальческих глазах матери. Кажется, и сам автор не в силах выдержать драматического накала страстей и событий, он, Гамзатов, врывается в движение сюжета, протягивает руку своей героине, оказавшейся в трагическом положении, шепчет ей напутственные слова, одобряет, торопит принять верное решение. Авторское обращение к Асият – своеобразный лирический прием, усиливающий доверительный тон поэмы:

Крепись и не бойся! Мохнатый
Валун, что скатился в грозу,
Не сдержит извечно крылатой,
Несущейся к морю Койсу.
(Р. Гамзатов. Горянка. Фрагмент. Перевод Я. Козловского)

Асият нашла в себе душевные силы. Все выдержала. Она заявила, что нет такой силы, которая смогла бы ее заставить покориться злым силам.

Таков, так сказать, ход событий в поэме. Но меня больше всего интересует даже не сюжет, а тот, я бы сказал, художественый взгляд поэта на жизнь, на движение века, та философия событий, которая и делает поэзию большим искусством. Я знаю пьесы и романы с похожими сюжетами и ситуациями. Среди них есть талантливые произведения. Поэма Гамзатова в нашей литературе выделяется остротой постановки вопроса, взволнованностью и публицистичностью.

Горянка Асият – новый человек, Прекрасный, чистый и душевный образ «полновластной хозяйки гор» пишет Расул Гамзатов. Пленительный ее портрет выписан кистью большого художника. С улыбкой, нежностью приступает поэт к своему творению – портрету героини. Городской фотограф старался, снимал девушку. И это был ее первый снимок.

Увидел я снимки назавтра
И был огорчен, как поэт.
Нет, это не Ася. Неправда!
Вот я нарисую портрет.
(Р. Гамзатов. Горянка. Фрагмент. Перевод Я. Козловского)

Как день, белы щеки у Асият. И смугла она, как вечер. Это первые штрихи портрета. Брови у нее – «летящие птицы». На левой щеке – «темней, чем агат» родинка. Еще одна краска положена на холст. Косы у Асият такие, что, по признанию поэта, их трудно описать в один присест. Они напоминают два черных ручья, сбегающих с утеса. Ну а дальше? Что еще добавит поэт к портрету Асият?

Он лукавит, хитрит, улыбается. Дадим ему разгуляться:

Всю жизнь бы, до смерти хотелось
Мне петь о глазах Асият.
В них робость, и нежность, и смелость.
Сражает сердца ее взгляд.

С днем каждым в горах хорошея,
Красавицей стала она.
И грудь, и улыбка, и шея
Достойны, клянусь, полотна.
(Р. Гамзатов. Горянка. Фрагмент. Перевод Я. Козловского)

И тут поэт вспомнил о фотографе. Ведь портрет Асият на снимке его огорчил. Он сам взялся его дописать словами поэзии. Снова мягкая, улыбчивая интонация завершает строфы об Асином портрете:

О бедный фотограф, как многим,
Тебе не везет по сей день!
Ведь ты аппаратом треногим
Лишь снял ее облика тень.
(Р. Гамзатов. Горянка. Фрагмент. Перевод Я. Козловского)

Шутливая ирония, лирическая тональность – отличительные черты гамзатовского дарования. Но поэт может писать и тонкие душевные переживания, наполненные огромным общественным смыслом, и драмы, в которых слышится дыхание эпохи. Когда поэт мыслит такими масштабами, когда он умеет призвать фантазию и вдохновение на воплощение через конкретное собирательного, тогда и возникает искусство больших идей, емких мыслей и характеров. Только поэзия, раздумывающая о судьбах человека и века, может теперь волновать умы и будить чувства. «Абажурная» комнатная лира, как бы она ни рядилась в тогу «современности», не способна к жизни, тем более, что абажуры быстро выцветают, и их, разорвав на лоскутки, выбрасывают в мусоропровод. Расул Гамзатов написал поэму о простой горянке из аула, но в ее судьбе, в ее чувствах и мыслях он подсмотрел девушку нашего века: она рвет со старым миром, с его предрассудками и гримасами, с его химерами; в ней писатель нарисовал образ дочери века. И это делает поэму «Горянка» значительным произведением отечественной литературы. Идет горянка в новый мир. Счастливого пути тебе, красавица!
1958 год

Панков, В. Поэт из аула Цада [Текст]// Октябрь.- 1958.- № 6.

Виктор Ксенофонтович Панков – литературовед

Комментариев нет:

Отправка комментария